Оноре Бальзак. Собрание сочинений в 24 томах. Том 21. Об Екатерине Медичи. Озорные рассказы

Автор: andrey4444. Опубликовано в Оноре Бальзак

Автор: Оноре Бальзак
Название: Том 21. Об Екатерине Медичи. Озорные рассказы
Издательство: М.: Художественная литература, 1960 г.
Серия: Оноре Бальзак. Собрание сочинений в двадцати четырех томах
Тираж: 349 000 экз.
ISBN отсутствует
Тип обложки: твёрдая
Формат: FB2
Страниц: 592
Размер: 13,3 Мб

Описание:
В двадцать первый том Собрания сочинений вошли книга «Об Екатерине Медичи» и «Озорные рассказы».

Книга «Об Екатерине Медичи» состоит из введения и самостоятельных трех эпизодов, причем каждый эпизод создавался как отдельный рассказ. Первым был опубликован рассказ «Два сна» (III часть книги) в Журнале «Мода» в 1830 году; в том же году рассказ появился в журнале «Ревю де Де Монд» под новым названием «Дружеский ужин. Фантастическая сказка». В примечании от редакции было написано: «Этот отрывок один из наиболее значительных среди тех, что составят книгу, над которой господин де Бальзак уже давно работает и которая будет называться «Сцены политической жизни». В 1831 году рассказ «Два сна» был включен в «Философские романы и повести».

Вторая часть книги «Об Екатерине Медичи» — «Тайна братьев Руджери» — была впервые напечатана в журнале «Кроник де Пари» в декабре 1836 — январе 1837 года. В том же году «Тайна братьев Руджери» была включена в тринадцатый том «Философских этюдов».

Над I частью книги «Мученик-кальвинист» Бальзак начал работать в 1835 году, но закончил ее лишь в 1841 году. Рассказ был опубликован в мартовских и апрельских номерах газеты «Сьекль» за 1841 год. В письмах Бальзака рассказ этот неоднократно упоминался под различными названиями: «Мученик», «Меховщик королевы», «Сын меховщика», «Лекамю, или Екатерина Медичи в ловушке».

В 1842 году Бальзак пишет «Введение» и решает объединить все три рассказа об Екатерине Медичи. Однако эта книга, о которой он писал Ганской в апреле 1843 года, вышла гораздо позже, только в 1845 году, под заглавием «Объясненная Екатерина Медичи». (Дата издания указана — 1843 г.) В 1846 году книга была включена в пятнадцатый и шестнадцатый тома первого издания «Человеческой комедии» — в раздел «Философские этюды», под окончательным заглавием «Об Екатерине Медичи».

Еще в 1836 году Бальзак в тетради, озаглавленной «Мысли, сюжеты, фрагменты», записал свое решение перенести некоторые исторические повести и романы из «Сцен политической жизни» в «Философские этюды»: «Решил включить в «Философские этюды» столько исторических произведений, сколько было во Франции исторических эпох, начиная с нашествия франков до 1800 года, чтобы показать опустошение, производимое идеями в политике, в жизни общества, показать то, что составляет сущность века, его антагонизм, и все это описать в духе «Секрета Руджери» — всего около пятнадцати сцен». Бальзак хотел создать серию исторических романов, своеобразную романизированную историю Франции, проследить развитие некоторых идей и проблем, которые его особенно волновали.

Бурная и сложная эпоха религиозных войн XVI века, время царствования последних Валуа, давно привлекала писателя. Еще в начале своего творческого пути, в 20-х годах, он задумывает несколько произведений, посвященных XVI веку, в том числе роман «Дочь королевы» («Варфоломеевская ночь»). Однако все эти замыслы остались неосуществленными. В середине 30-х годов, уже работая над отдельными частями книги «Об Екатерине Медичи», Бальзак хотел написать также историческую драму «Мари Туше», но затем он отказался от этого намерения, использовав сюжетный материал для «Тайны братьев Руджери».

Все три различные по сюжету эпизода книги «Об Екатерине Медичи» объединены в одно целое общим идейным замыслом. Книга эта является своего рода политическим трактатом, изложением основных принципов политической доктрины писателя.

В этом отношении особый интерес представляет «Введение».

В письме к Ганской от 7/IV 1843 года Бальзак писал: «Предисловие написано в духе монархизма, в нем высказываются идеи абсолютной защиты политики Екатерины Медичи, а также борьбы католицизма против этого ужасного протестантизма, что нас разъедает».

Известно, что Бальзак считал себя монархистом-легитимистом и разделял иногда точку зрения защиты католицизма. В предисловии к «Человеческой комедии», написанном одновременно с «Введением», он писал: «Я пишу при свете двух вечных истин: религии и монархии». Однако легитимизм Бальзака не означал у него защиты узких интересов класса дворянства. Его взгляды далеко не совпадали со взглядами ортодоксальной монархической партии. Легитимизм Бальзака, его поддержка идеи монархии были вызваны его антибуржуазными настроениями, связаны с его выступлениями против господства буржуазии, с неприятием буржуазной Июльской монархии Луи-Филиппа. Власть буржуазии для Бальзака — это царство безудержной алчности, ничем не сдерживаемого стяжательства, царство эгоистических страстей, разнузданного индивидуализма.

Бальзак, идеализируя абсолютную монархию, пытался найти в ней силу, способную побороть эгоистический индивидуализм буржуа, ценил ее за то, что она сумела преодолеть и сломить непокорных, буйных феодалов. Бальзак утверждал, что государство должно опираться на твердую, сильную централизованную власть. Легитимизм Бальзака объясняет его отношение к Екатерине Медичи, которая воплощает для него основной принцип абсолютной монархии: «единый бог, единая вера, единый господин».

Бальзак идеализирует личность Екатерины Медичи, защищает ее от суда потомков, от суда истории, изображает ее умной, сильной правительницей, спасительницей Франции. Он даже снимает с нее обвинение в жестокостях Варфоломеевской ночи.

Екатерина Медичи, как пишет Бальзак, пошла на избиение гугенотов отнюдь не из религиозного фанатизма, от которого она совершенно свободна. Варфоломеевская ночь была вызвана государственной необходимостью, желанием удержать французский трон от крушения. Оправданию политики Екатерины Медичи посвящена и III часть книги — «Два сна».

Для Бальзака Робеспьер, беседующий с тенью Екатерины Медичи, — продолжатель дела протестантов, идей Кальвина, которые в свое время тоже угрожали существованию монархии. Протестантизм, отмечает Бальзак, означал крушение абсолютного авторитета церкви, вел к развитию духа сомнения, независимости, самостоятельности, а это все разрушало устои монархии.

Робеспьер — противник монархии, за сохранение которой с такой жестокостью боролась Екатерина Медичи. Но наряду с этим в политической деятельности Екатерины Медичи и Робеспьера Бальзак подчеркивает и нечто общее — стремление укрепить государство. С точки зрения Бальзака, и власть монарха и власть народа сохраняет целостность государства, нации, в то время как власть буржуазии приводит лишь к разгулу всепожирающего эгоизма, к распадению общественных и социальных связей. Бальзак писал в 1841 году в «Письмах о литературе, театре и искусстве»:

«Если я не могу жить в абсолютной монархии, тогда я предпочитаю республику низким, ублюдочным, бездейственным и беспринципным правительствам. Я преклоняюсь перед королем божьей милости, я восхищаюсь избранником народа» (письмо 2). В этих взглядах Бальзака проявился его идеализм, непонимание различного классового характера государственной власти.

Работа над книгой «Об Екатерине Медичи» потребовала от Бальзака изучения огромного исторического материала: хроник, мемуаров, работ историков. С большой точностью и тщательностью воссоздает писатель эпоху XVI века, с любовью описывает старый Париж, патриархальный быт парижских торговцев, ремесленников.

Действие I части, «Мученик-кальвинист», относится к 1560 году, ко времени так называемого Амбуазского заговора кальвинистов. Героем этого рассказа Бальзак делает Кристофа Лекамю, сына меховщика. С большой симпатией рассказывает писатель об этом человеке простого звания, проявившем бескорыстие, героизм, верность своему слову. Бальзак противопоставляет благородство и цельность характера Кристофа тщеславию и вероломству придворных, жестокости и нетерпимости Кальвина. Кристоф занимает достойное место в ряду образов положительных героев, созданных писателем.

Действие II части, «Тайна братьев Руджери», происходит через 13 лет, после Варфоломеевской ночи, в царствование Карла IX. Образ Карла IX в книге также идеализирован. Этого ничтожного, безвольного и жестокого короля Бальзак изображает человеком с чуткой, нежной душой артиста, жертвой дворцовых интриг.

Реализм Бальзака, его умение постигать скрытые причины общественных явлений, законы общественного развития нашли свое выражение в глубоком и правильном понимании характера и сущности религиозных войн 1562–1593 годов.

Так называемые религиозные войны были войнами гражданскими. Бальзак совершенно правильно подчеркивает, что враждующие партии меньше всего интересовались вопросами религии. Боролись политические партии, сталкивались различные социальные интересы. Писатель показывает истинные цели враждовавших социальных кругов общества. Буржуазия поддерживала гугенотов, считая, что пора очистить Францию от монахов и вернуть их имущество короне, которая рано или поздно продаст его ей, буржуазии.

Религиозные споры прикрывали борьбу за власть дворянских кругов, борьбу личных интересов, стремление честолюбцев. В ходе «религиозных войн» дворяне-католики меняли свою религию на кальвинизм столь же легко, как дворяне-гугеноты меняли кальвинистскую веру на католическую. И лидеры гугенотов: Антуан Бурбонский, принц Конде, Генрих Наваррский, адмирал Колиньи, — и лидеры католической партии герцоги Гизы стремились прежде всего к власти. Клика Гизов изображала защитницу престола и «истинной» католической веры, хотя французские короли боялись этих защитников ничуть не меньше, чем «врагов-гугенотов». Честолюбие, стремление к неограниченному господству, крайнюю нетерпимость подчеркивает Бальзак и в образе Кальвина.

Несмотря на ряд исторических ошибок, сказавшихся прежде всего в идеализации Екатерины Медичи и Карла IX, книга Бальзака интересна живым и ярким изображением религиозных войн и жизни XVI века.

В начале 1830-х годов Бальзак задумал написать серию рассказов в духе эпохи Возрождения. В письме к Ганской от 26 октября 1834 года, рассказывая о грандиозном плане будущей «Человеческой комедии», Бальзак писал: «А на устоях этого дворца я, добрый малый и шутник, начерчу огромную арабеску «Ста озорных рассказов».

В этом замысле Бальзака увлекала проблема стиля: рассказы представляли собою своего рода ювелирную работу, дававшую ему отдых от напряженного труда по созданию «Человеческой комедии». Но прежде всего в этих рассказах сказался глубокий интерес автора к эпохе Возрождения.

Величайший представитель французского гуманизма Франсуа Рабле был один из самых любимых писателей Бальзака. В 1837 году, представляя роман «Сельский врач» на соискание Монтионовской премии Академии наук, Бальзак собирался в случае получения премии употребить ее на сооружение памятника своему любимому писателю с надписью: «Рабле, моему учителю — Оноре де Бальзак».

В письме к Ганской от 23–27 октября 1833 года он писал: «Ангел мой, чтобы читать «Невольный грех» и получить от этого удовольствие, надо обладать сердцем столь же чистым, как твое. Это жемчужина наивности. Но, дорогая, ты проявила большую отвагу. Боюсь, что теперь ты уже меньше любишь меня. Нужно настолько хорошо знать нашу народную литературу, великую, величественную литературу XV века, искрящуюся талантом, такую непосредственную, полную острых словечек, которые в то время еще не были опорочены, — что я боюсь за себя».

В духе этой литературы, с такой любовью охарактеризованной Бальзаком, и написаны «Озорные рассказы».

Перед писателем стояла сложная задача: воссоздать духовный мир людей позднего Средневековья и эпохи Возрождения, притом осуществить это средствами языка того времени; «Озорные рассказы» не просто «исторические повести», а произведения, якобы написанные в XV–XVI веках.

Бальзаку удалось избежать той искусственности, которая нередко сопутствует подобной стилизации. Он настолько глубоко проник в мировоззрение и психологию как героев, так и мнимых авторов этих рассказов, что создал вполне органическое произведение, остающееся и по сие время непревзойденным шедевром.

«Озорные рассказы» написаны в духе того времени, когда рушились средневековые представления об исконной греховности человека, о его беспомощности и зависимости от воли небес, о необходимости подавлять влечение к радостям жизни ради блаженства в будущем мире. Гуманисты провозгласили человека самым ценным, что есть на земле, они призывали к безграничному развитию всех заложенных в человеке способностей.

Этим жизнеутверждающим мировоззрением и проникнуты «Озорные рассказы».

«Озорные рассказы» полны жизнерадостности, безудержного раблезианского смеха и упоения жизнью.

В некоторых рассказах «озорное» тесно переплетается с трогательным, грустным и даже трагическим. Самые «рискованные» и потешные положения ведут иной раз к событиям, раскрывающим глубокую человечность героев. Примером может служить Брюин, старик из рассказа «Невольный грех», воспринимаемый сначала как чисто комическая фигура, а затем вызывающий наше сочувствие своей глубокой и искренней любовью.

Книга Бальзака должна была состоять из ста рассказов; это соответствовало бы традиции, утвержденной еще «Декамероном» Боккаччо (XIV век) и продолженной во Франции сборником «Сто новых новелл» (XV век), «Гептамероном» Маргариты Наваррской (сер. XVI века; сборник остался незаконченным) и другими.

К сожалению, Бальзак, отвлеченный множеством новых замыслов, не осуществил своего намерения: им написано только 33 рассказа (не считая набросков).

По мысли автора, они должны были выходить «десятками». Первый десяток появился в свет в 1832 году (рассказ «Красавица Империа» был напечатан раньше, в июне 1831 года, в журнале «Ревю де Пари»); второй десяток был издан в 1833 году (один рассказ этого десятка появился немного ранее в периодическом издании); третий десяток — в 1837 году (рассказ «Настойчивость любви» был напечатан в журнале «Эроп литерер» в сентябре 1833 года).

В пятый десяток должны были войти «подражания» авторам позднейшего времени — вплоть до XVIII века. Один из этих рассказов («Пряха»), написанный в духе сказок Шарля Перро (1628–1703), был напечатан вскоре после смерти Бальзака в журнале «Ревю де Пари» (октябрь 1851 года).

Сам Бальзак очень ценил свои «Озорные рассказы». В письме к Ганской от 19 августа 1833 года он писал: «Если Вы не любите рассказов Лафонтена и Боккаччо, если Вы не восторгаетесь Ариосто, — не беритесь за мои «Озорные рассказы», хотя они — лучший залог моей будущей славы».

В другом письме (от 23–27 октября 1833 года) он говорит: «Повторяю тебе: если и останется что-нибудь после меня, так это «Рассказы». Человек, который создаст сотню таких рассказов, не умрет».

Бальзак преуменьшает здесь значение своего труда в целом, но в высокой оценке «Озорных рассказов» он, безусловно, прав.

Содержание:
Человеческая комедия
    Философские этюды
        Оноре де Бальзак. Об Екатерине Медичи (перевод А. Шадрина), стр. 5
    Озорные рассказы
        Оноре де Бальзак. Красавица Империа (рассказ, перевод Н. Соколовой), стр. 333
        Оноре де Бальзак. Невольный грех (рассказ, перевод Н. Соколовой), стр. 349
        Оноре де Бальзак. Наследник дьявола (рассказ, перевод Н. Соколовой), стр. 386
        Оноре де Бальзак. Жена коннетабля (рассказ, перевод С. Вышеславцевой), стр. 404
        Оноре де Бальзак. Спасительный возглас (рассказ, перевод С. Вышеславцевой), стр. 422
        Оноре де Бальзак. Ведьма (рассказ, перевод Н. Соколовой), стр. 433
        Оноре де Бальзак. Отчаяние влюбленного (рассказ, перевод Н. Соколовой), стр. 480
        Оноре де Бальзак. Настойчивость любви (рассказ, перевод Н. Соколовой), стр. 488
        Оноре де Бальзак. Раскаяние Берты (рассказ, перевод С. Вышеславцевой), стр. 509
        Оноре де Бальзак. Наивность (рассказ, перевод С. Вышеславцевой), стр. 543
        Оноре де Бальзак. Замужество красавицы Империи (рассказ, перевод Н. Соколовой), стр. 546
Примечания, стр. 566

 

Скачать Оноре Бальзак. Том 21. Об Екатерине Медичи. Озорные рассказы с Disk.yandex.ru

 

Аудиокнига. Оноре де Бальзак. Озорные рассказы

Красавица Империа

Невольный грех

Наследник дьявола

Жена коннетабля

Спасительный возглас

Ведьма

Отчаяние влюбленного

Настойчивость любви

Раскаяние Берты

Замужество красавицы Империи