Эмиль Золя. Собрание сочинений в 26 томах. Том 3. Руггон-Маккары — Карьера Ругонов. Добыча

Автор: andrey4444. Опубликовано в Эмиль Золя

Автор: Эмиль Золя
Название: Том 3. Руггон-Маккары — Карьера Ругонов. Добыча
Издательство: М.: Художественная литература, 1962 г.
Серия: Эмиль Золя. Собрание сочинений в двадцати шести томах
Тираж: 300 000 экз.
ISBN отсутствует
Тип обложки: твёрдая
Формат: FB2
Страниц: 680
Размер: 5,16 Мб

Описание:

Ругон-Маккары
Естественная и социальная история одной семьи во время Второй империи

Идея создания многотомной серии романов о Второй империи окончательно сложилась у Эмиля Золя в начале 1868 года. В то время даже ближайшие друзья писателя отнеслись скептически к его начинанию. Да и сам он, видимо, ясно не представлял в ту пору всей широты и грандиозности размаха, который обретет впоследствии его монументальное сочинение. Золя предстояло разрешить целый ряд сложнейших проблем не только чисто творческих, профессиональных, но и политических, идейных, научных.

В течение года (1868–1869) он работает в Парижской национальной библиотеке, изучает огромное количество книг, справочников, исследований по психологии, медицине, физиологии и истории. Особенно внимательно он перечитывает «Происхождение видов» Чарльза Дарвина и «Введение в экспериментальную медицину» Клода Бернара.

Сохранились выписки, сделанные Золя из книги «История Второй империи» Т. Делора, конспект «Трактата о наследственности» доктора Люка. Собранный им обширный материал он систематизирует в своих предварительных работах: «Общие замечания о развертывании произведения», «Общие замечания о характере произведения», «Различие между Бальзаком и мною». Здесь Золя изложил свои идейно-художественные и эстетические установки, дал характеристику эпохи, которую намеревался воссоздать.

Писатель указывал, что его серия будет покоиться на двух идеях: «первая — изучить в одной семье вопросы крови и среды, проследить шаг за шагом причины, которые способствуют развитию у детей одного и того же отца разных характеров, разных страстей вследствие скрещивания и особых условий жизни… вторая — изучить всю Вторую империю, начиная с государственного переворота до наших дней, воплотить в типах современное общество подлецов и героев. Запечатлеть таким образом целую социальную эпоху в фактах и показать ее в тысячах подробностей нравов и событий».

На примере представителей семьи Ругон-Маккаров, которую Золя наделил чертами, характерными для времен Второй империи — «необузданностью вожделений» и «безудержным стремлением к наслаждению», — он хотел проанализировать с научной объективностью взаимоотношения самых различных социальных слоев французского общества. «Я хочу показать небольшую группу людей, ее поведение в обществе, показать, каким образом, разрастаясь, она дает жизнь десяти, двадцати существам, на первый взгляд глубоко различным, но, как свидетельствует анализ, близко связанным между собой. Наследственность, подобно силе тяготения, имеет свои законы…» Золя полагал, что наследственность — это именно та связь, которая крепкими нитями соединит важнейшие персонажи его серии и сольет самостоятельные романы в единое законченное произведение.

В первоначальном списке серии, составление которого относится, видимо, к 1869 году, значилось десять романов:
«Роман о священниках (провинция).
Военный роман (Италия).
Роман об искусстве (Париж).
Роман о больших перестройках Парижа.
Роман о судебном мире (провинция).
Рабочий роман (Париж).
Роман из высшего света (Париж).
Роман о женской интриге в коммерции (Париж).
Роман из семейной жизни выскочки (влияние внезапного обогащения отца на его дочерей и сыновей) (Париж).
Начальный роман (провинция)».

Эмиль Золя мучительно долго искал название своему циклу романов. Оно должно было состоять из двух легко сочетаемых фамилий. Сначала он избрал Ришо и Давида, потом Ришо уступил место Гуарану, а затем — Ругону. Давида он заменил на Бергасса, Машара… Маккара. Золя хотел, чтобы фамилии эти были звучными, запоминающимися. И писатель искал: Ругон-Лантье, Ругон-Турньер, Ругон-Микулен… Ругон-Лапегр, Ругон-Бюва, Ругон-Сарда и, наконец, Ругон-Маккары.

В 1869 году Эмиль Золя договорился с фирмой Лакруа об издании десятитомной серии и передал ее владельцу план своего произведения. В этом плане писатель дает развернутые характеристики эпизодов, составляющих серию, и их главных героев.

Все десять эпизодов, предусмотренные Золя в «Первоначальном плане, представленном издателю Лакруа», были использованы писателем и легли в основу романов серии, правда иногда претерпев существенные изменения. Так, например, роман из военной жизни, который сначала Золя предполагал создать на материале итальянской войны, развязанной Наполеоном III в 1859 году, впоследствии превратился в роман «Разгром», завершающий всю серию, рассказывающий о франко-прусской войне, Седанской катастрофе и крушении Второй империи.

Два эпизода — «Роман из семейной жизни выскочки» и «Роман о больших перестройках Парижа» — были реализованы в одном произведении «Добыча». Эпизод из жизни священников был расчленен на два романа — «Покорение Плассана» и «Проступок аббата Муре» и т. д. Некоторые из этих изменений нашли отражение в третьем плане серии.

Золя предполагал в течение пяти лет завершить создание «Ругон-Маккаров», выпуская ежегодно по два тома. В последующие годы (1872–1873) в процессе работы над своим сочинением и в связи с тем, что падение Империи подвело итог «нелепой эпохе безумия и позора», Золя стало ясно, что задуманное им произведение не укладывается в десять эпизодов, что оно должно быть значительно расширено.

В архиве писателя сохранился еще третий список, который включает восемнадцать романов. Он был составлен, видимо, в 1871–1873 годах, уже после издания «Добычи», но до выхода в свет «Чрева Парижа».
«Карьера Ругонов.
Добыча.
Чрево — Лиза.
Проступок аббата Муре — Серж и Дезире Муре.
Политический роман (газеты) — Эжен Ругон.
Роман об искусстве — Клод Лантье.
Роман о пожизненной ренте — Агата Муре.
Роман из народной жизни — Жервеза Леду и ее дети.
Роман об итальянской войне — Жан Маккар.
Роман о крупной коммерции (модные товары) — Октав Муре.
Возвращение к семье Муре — Серж и Дезире.
Роман о полусвете — Анна Леду.
Судебный роман (железные дороги) — Этьен Лантье.
Роман о разгроме. — Вновь вывести Аристида, Эжена и других (очерк о газетах конца Второй империи).Роман о войне, осаде и Коммуне. — Вновь вывести Максима и детей.
Научный роман — Паскаль, Клотильда. — Вновь вывести Пьера Ругона и др. Паскаль лицом к лицу с детьми Максима.
Покорение Плассана. Роман, по-видимому, с Франсуа Муре и Мартой Ругон.
Второй роман о народе, с подчеркнуто политическим характером. Рабочий — революционное орудие восстания, Коммуны, приводящей к 10 мая 1871 года. Фотография убитого в 1848 году повстанца».

Судя по этому третьему и последнему сохранившемуся списку, писатель еще не установил очередности расположения своих романов в серии. В дальнейшем, как известно, Золя расширил серию «Ругон-Маккары» до двадцати томов:
1. Карьера Ругонов, 1871.
2. Добыча, 1872.
3. Чрево Парижа, 1873.
4. Завоевание Плассана, 1874.
5. Проступок аббата Муре, 1875.
6. Его превосходительство Эжен Ругон, 1876.
7. Западня, 1877.
8. Страница любви, 1878.
9. Нана, 1880.
10. Накипь, 1882.
11. Дамское счастье, 1883.
12. Радость жизни, 1884.
13. Жерминаль, 1885.
14. Творчество, 1886.
15. Земля, 1887.
16. Мечта, 1888.
17. Человек-зверь, 1890.
18. Деньги, 1891.
19. Разгром, 1892.
20. Доктор Паскаль, 1893.

Двадцать пять лет трудился Эмиль Золя над созданием своего великого произведения, которое является летописью жизни французского общества второй половины прошлого века.

Карьера Ругонов

Первый эпизод своей двадцатитомной серии — роман «Карьера Ругонов» — Эмиль Золя начал писать зимой 1868 года в Париже и завершил работу над ним в мае 1869 года.

В отличие от других произведений цикла, подготовительные материалы и предварительные заметки к «Карьере Ругонов» невелики по объему и содержат мало подробностей. Они составляют всего 93 страницы рукописного текста: общий план «Карьеры Ругонов» и план города Плассана, краткий конспект книги Эжена Тено «Провинция в декабре 1851 года, исторический этюд о государственном перевороте», планы отдельных глав «Карьеры Ругонов», первоначальный план всей серии, переданный издателю Лакруа, предисловие, написанное Эмилем Золя к первому отдельному изданию книги и датированное 11 июля 1871 года, рекламная заметка к «Карьере Ругонов», составленная автором. Все эти документы, а также рукопись романа и корректурные оттиски с правкой Эмиля Золя хранятся в Парижской национальной библиотеке.

Значение этих предварительных заметок для изучения творчества Золя трудно переоценить. Писатель и сам не раз говорил, что они дают возможность увидеть, «как ого мозг действует и мыслит под стеклянной черепной крышкой».

Значительный интерес в этих предварительных заметках представляют характеристики основных персонажей первого эпизода серии, который имеет научное название «Происхождение» и служит введением ко всей серии.

Родоначальницей семьи Ругон-Маккаров является Аделаида Фук (тетя Дида). В «Карьере Ругонов» ей отведена роль второстепенного, эпизодического персонажа. Поэтому Золя в своих заметках ограничивается лишь голым перечислением наиболее значительных фактов ее биографии. Писатель указывает, что восемнадцати лет, «в 1786 году она вышла замуж за Ругона, неповоротливого и спокойного садовника; в 1787 году у нее родился сын (Пьер); овдовела в 1788 году. В 1789 году она сошлась с неуравновешенным пьяницей-контрабандистом Маккаром; прижила с ним в 1789 году сына (Антуана) и в 1791 году дочь (Урсулу). В 1851 году потеряла рассудок и была помещена в Тюлет, в дом для умалишенных, где и умерла от удара в 1873 году, ста пяти лет от роду». Заметки об Аделаиде Фук не содержат никаких социальных оценок, Золя было важно подчеркнуть душевный недуг родоначальницы семьи.

Ее старший сын Пьер Ругон, который является одним из основных персонажей «Карьеры Ругонов», охарактеризован писателем в ином плане. Золя прежде всего интересуют моральные качества Пьера, его политические взгляды: «…он консерватор по своим убеждениям. Вся деятельность Пьера в период подготовки государственного переворота и во время осуществления его сводилась к тому, чтобы извлечь из происходящих событий личную материальную выгоду. Любыми средствами Пьер Ругон стремится сколотить состояние». Если мы обратимся к роману и вспомним, какими путями Ругон добивался столь вожделенной для него должности частного сборщика налогов, то станет совершенно очевидно, что в трактовке Пьера Золя полностью придерживался своих предварительных заметок.

В образе Антуана Маккара, судя по заметкам, Золя стремился воплотить столь характерный для того времени тип беспринципного политического болтуна. «Лень и непомерная зависть, — отмечает писатель, — сделали из Антуана демагога, прикрывающегося демократической фразой». Золя указывает, что Антуан унаследовал от своего отца страсть к пьянству, которая и свела его в могилу в 1873 году. Две его дочери — Лиза и Жервеза — выведены в романах «Чрево Парижа» и «Западня».

Представителям лагеря реакции Золя противопоставил в романе светлые образы защитников Республики — Сильвера и Мьетты. Писатель воплотил в них свою безграничную любовь к свободе и демократии. Сын рабочего-шляпника Сильвер и простая крестьянская девушка Мьетта были для Золя олицетворением вечной молодости свободолюбивого французского народа, его духовного и физического здоровья.

Следует отметить, что характеристики важнейших персонажей «Ругон-Маккаров», которые Золя заранее разрабатывал в своих предварительных заметках, часто менялись в процессе непосредственной работы над романами. Верный жизненной правде, писатель подчинял свои замыслы основной идейно-художественной направленности всей серии — воссоздать правдивую картину жизни Франции в эпоху Второй империи.

События, воспроизведенные в «Карьере Ругонов», четко ограничены историческими рамками государственного переворота, совершенного Луи Бонапартом и его кликой. Это «правдивый рассказ о кровопролитной резне, которая была учинена в департаменте Вар во время декабрьского переворота», писал Эмиль Золя в рекламной заметке, сопровождавшей первое издание «Карьеры Ругонов».

Опираясь на документальные источники, которые Золя черпал из книги Эжена Тено, написанной по воспоминаниям очевидцев, он воссоздал один из эпизодов борьбы республиканцев с реакционерами в провинциальном городке Плассане.

Роман был закончен в мае 1869 года. А в конце июля следующего года оппозиционная по отношению к режиму Луи Наполеона газета «Сьекль» из номера в номер начала его печатать. Полностью в газете роман напечатан не был. Вспыхнувшая франко-прусская война прервала его публикацию. Эмиль Золя вместе со своей семьей уезжает в Марсель, оставив окончательный вариант рукописи в редакции газеты. Возвратившись в Париж, писатель прежде всего отправился на поиски рукописи. Ее судьба очень беспокоила Золя, он думал, что она погибла во время жестоких артиллерийских обстрелов, которые немцы обрушили на столицу Франции. Но все обошлось благополучно, он нашел рукопись целой и невредимой. Золя передал ее своему издателю Лакруа. Роман «Карьера Ругонов» появился в продаже в конце октября 1871 года.

Крупнейшие писатели Франции — Гюстав Флобер, Эдмон Гонкур, Теофиль Готье, Ги де Мопассан — высоко оценили первую книгу «Ругон-Маккаров».

Гюстав Флобер, в частности, в письме к Золя, датированном 1 декабря 1871 года, говорил: «Я прочитал вашу жестокую и прекрасную книгу! Я до сих пор нахожусь под ее впечатлением. Сильно! Очень сильно! У вас завидный талант, и вы молодец». Теофилю Готье рекомендовал прочитать «Карьеру Ругонов» Эдмон Гонкур. Готье роман очень понравился. «Золя пока еще не выработал своего стиля, — отмечал он, — но это мастер сродни Бальзаку». Ги де Мопассан увидел в книге Золя «мощное произведение, в котором заложены семена всех других его романов».

Иначе приняла «Карьеру Ругонов» официальная критика. Хотя все и отмечали, что Золя писатель талантливый, что он умеет наблюдать и сильно, по-своему, показать увиденное, что язык его свеж и оригинален, но книга его ведет борьбу с ветряными мельницами. «Золя показал, — писал Фернан Модей в „Фигаро“ 29 октября 1871 года, — что буржуа наживали себе состояния во времена Империи благодаря коррупции… Мы же осуждаем Империю за Седанскую катастрофу, а не за коррупцию, которая длится вот уже двадцать лет и, можно надеяться, будет длиться еще долгие годы».

В России первое сообщение о романе Золя появилось 21 апреля 1872 года в № 104 «Нового времени», которое оповещало своих читателей, что на днях журнал приступит «к печатанию романа Эмиля Золя… составляющего первый эпизод целой эпопеи, в которой талантливый автор хочет изобразить, в рамках семейной хроники, нравы Второй империи». Это сообщение было опубликовано еще в двух номерах, но сам роман напечатан не был, так как «Новое время» с 10 мая было на полгода закрыто.

Впервые «Карьера Ругонов» была опубликована на русском языке в изложении В. Чуйко в этом же году в июльском и августовском номерах «Вестника Европы». Отдельное издание романа вышло в Петербурге в конце 1872 года, год спустя после опубликования во Франции.

Роман «Карьера Ругонов» создал у русских читателей и критиков мнение об Эмиле Золя, как о крупнейшем писателе Франции. В. Чуйко писал в это время: «Золя еще очень молодой писатель, но заслуживший уже крупную известность не только общественным и политическим значением своих романов, но также и оригинальностью приемов, исключительной индивидуальностью своего таланта… Последний его роман („Карьера Ругонов“) свидетельствует уже о громадном развитии таланта и, без всякого сомнения, займет одно из самых видных мест в современной французской литературе». Автор статьи «Новые приемы французской беллетристики» Боборыкин, опубликованной в «Неделе» 10 сентября 1872 года, отмечал: «…мы не думаем, чтобы Золя остался одиноким в области того творчества, какое он открывает собою. Идея его метода слишком плодотворна по результатам, и среди такого восприимчивого народа, как французы, она не пропадет даром». 5 января 1873 года газета «С.-Петербургские ведомости» писала о «Карьере Ругонов»: «За последнее время во французской беллетристике положительно не имеется произведения, равного роману Эмиля Золя по серьезности замысла, новости приемов, свежести красок и художественности обработки. Талантливый автор „Ругонов“ является вполне сформировавшимся ярким представителем нового реализма».

Но, пожалуй, глубже всех значение романа раскрыл сам Эмиль Золя. Хотя эта книга и повествует о событиях двадцатилетней давности, говорит он в рекламной заметке, но она «напоминает о том жестоком и кровавом перевороте, который нынешняя буржуазия не прочь бы и повторить. Драма, воспроизведенная в „Карьере Ругонов“, захватывает и заставляет задуматься над происходящим».

Добыча

В письме к Луи Ульбаху, редактору газеты «Ля Клош», от 6 ноября 1871 года Эмиль Золя сообщает, что, прежде чем приступить к непосредственному написанию второго тома серии «Ругон-Маккаров», романа «Добыча», он около трех лет собирал различного рода материалы, которые были необходимы для создания этой книги. Со свойственной ему тщательностью и научной скрупулезностью он изучил огромное количество официальных документов, относящихся к реконструкции Парижа, которая была предпринята во времена Второй империи, разнообразные финансовые бумаги и инструкции, касающиеся порядка отчуждения земель, выдачи и получения денежных ссуд и т. д. Весь этот материал он систематизирует в своих предварительных заметках и многочисленных набросках, которые составляют около пятисот страниц рукописного текста (хранятся в Парижской национальной библиотеке). Они содержат общий план всего произведения, развернутые наброски всех одиннадцати глав, заметки по поводу постановки декораций и костюмов трагедии «Федра» Жана Расина и другие.

Писать «Добычу» Эмиль Золя начал в 1870 году. Но вспыхнувшая франко-прусская война прервала его работу. Возвратившись в Париж, он в сентябре 1871 года стал публиковать первые главы «Добычи» в ежедневной газете «Ля Клош», хотя роман еще не был завершен.

Выход в свет начальных глав «Добычи» вызвал возмущение и протест со стороны определенной группы читателей. В адрес редакции газеты были направлены письма, требовавшие прекратить печатание романа. Подобные же письма были посланы и прокурору Республики. 5 ноября на двадцать седьмом фельетоне публикация романа была прекращена по просьбе автора, который, чтобы не ставить под удар газету, решил пожертвовать публикацией. В своем письме к Луи Ульбаху от 6 ноября 1871 года, которое было напечатано в газете 8 ноября, Эмиль Золя изложил мотивы, побудившие его принять такое решение. Он говорит, что «Добыча» раздражает читателей, вызывает их негодование, а это может повредить газете. Дальше он сообщает, что его пригласил прокурор Республики. Во время подчеркнуто предупредительной беседы прокурор откровенно признался, что сам он роман «Добыча» не читал, но, судя по той реакции, которую книга вызывает у публики, Золя поступит более предусмотрительно, если прекратит ее публикацию. Однако, продолжал прокурор, Золя волен не принять этот совет и поступить по своему усмотрению, но в таком случае он должен быть готов ко всяким неприятностям. Не желая подвергать газету опасности преследования, Золя заявил редактору Луи Ульбаху, что он считает благоразумным больше не печатать роман на страницах «Ля Клош».

Факт прекращения издания «Добычи» не прошел незамеченным. Критик Ф. Маньяр на следующий же день напечатал в газете «Фигаро» статью, в которой с возмущением осуждал ту бесцеремонность, с которой прокурор вмешивается в дела литературы. «Если мы и дальше пойдем по этому пути, — писал Ф. Маньяр, — то „Федра“ Расина попадет под подозрение полиции, а любовь Химены и Сида будет расценена как явление совершенно безнравственное».

Отдельной книгой роман «Добыча» был напечатан в начале 1872 года с предисловием автора, которое было датировано 15 ноября 1871 года.2 февраля 1872 года Золя послал книгу Г. Флоберу. Критика не проронила ни слова по поводу «Добычи». Такой прием оказался роковым и для издателя книги Лакруа, финансовые дела которого и без того были в упадке. Перед Золя встал вопрос о дальнейшей судьбе его многотомной серии, об издателе, который бы продолжил ее публикацию. Эту задачу взял на себя Жорж Шарпантье, наследовавший дело своего отца.

В беседе с молодым Шарпантье, человеком широко образованным, Эмиль Золя изложил свою удивительно смелую идею: он обязуется ежегодно писать два романа (!); за это он хотел бы ежемесячно получать пятьсот франков на содержание семьи. Издателя подкупила убежденность Золя, его твердая вера в свои силы, и Шарпантье принял это предложение. С тех пор судьба публикаций всех сочинений Эмиля Золя была связана с этой фирмой.

В романе «Добыча» Эмиль Золя показал один год в жизни Второй империи (с октября 1861 года по октябрь 1862 года). Вот что пишет он об этом своем романе:
«„Добыча“ — это не изолированное произведение. Она входит в большую эпопею; это только одна нота обширной симфонии, над которой я размышляю… Три года я кропотливо собирал документы, и перед моими глазами бесконечной вереницей проходили отвратительные факты наглых авантюр, вероломных хищений, торговли женщинами. Звон золота, шуршание миллионов, шумные оргии плоти слышны были так громко, они были так нескончаемы, что у меня явилась мысль их увековечить. Я написал „Добычу“. Должен ли я был молчать? Мог ли я пройти мимо этой вакханалии дебошей, которые сопутствовали Империи… Я должен был об этом рассказать потому, что меня не поняли, и потому, что я не мог закончить свою мысль… Я хотел в этой новой „Федре“ показать, до какого чудовищного падения мы докатились, если погибли нравы, если распались и больше не существуют семейные связи».

Герой романа Аристид Ругон, по прозванию Саккар, уже знаком читателям по «Карьере Ругонов». Это третий сын Пьера Ругона и Фелисите Пеш. «Родился Аристид, — указывает Золя в „Родословном древе“, — в 1815 году, в 1836 году женился на дочери майора Сикардо (выведен в „Карьере Ругонов“), женщине кроткой и мечтательной. В 1840 году у них родился сын — Максим, а в 1847 году — дочь Клотильда. В 1854 году Аристид овдовел… В 1855 году вторично женился на Рене Беро Дю Шатель, умершей бездетной в 1864 году…» С самого начала жизненного пути Аристидом владеет единственное стремление — сколотить большое состояние.

Захватив власть и похоронив «великую блудницу» Республику, бонапартистский сброд приступил к дележу добычи. (Роман называется по-французски «La curee». Это охотничий термин, который обозначает внутренности убитого животного или птицы, предназначенные на съедение собакам.) Среди этих рвущихся к обогащению авантюристов был и Аристид Саккар.

Наделенный сильной волей, человек жестокий, способный на любое злодеяние, Аристид занялся осуществлением давно поставленной перед собой цели. Воспользовавшись перестройкой Парижа, которая была затеяна Наполеоном III в 60-е годы прошлого века, он предпринимает ряд ошеломляющих по цинизму и наглости финансовых спекуляций. «Он играет на бирже на все, что попадается ему под руку, — женщины, честь, дети, мостовые, совесть…» Ради накопления богатства он не пренебрегает ничем, полагая, что цель оправдывает средство. Саккар совершает головокружительные финансовые аферы, он становится одним из богатейших людей Второй империи. На примере типичной для того времени истории обогащения Аристида Саккара писатель показал, какими путями сколачивались чудовищные состояния под покровом правопорядков Второй империи. Законы покровительствовали таким темным дельцам, как Саккар, и политическим аферистам, как Тутен-Ларош, барон Гуро, лишь потому, что они являлись опорой бонапартизма.

Изображая во весь рост этих отвратительных, но сильных и энергичных хищников буржуазного общества, Золя вместе с тем прозорливо увидел и их историческую обреченность. Наглядным подтверждением его тезиса о духовном и физическом вырождении представителей паразитического класса являются вторая жена Саккара Рене и его старший сын Максим. Максим, отмечает Золя, продукт вырождающегося общества, существо безвольное и порочное. Он чужд каких бы то ни было общественных интересов. Мысли его и желания сосредоточены главным образом на изысканных кушаньях и любовных наслаждениях, которым он предается, как животное. Во многом похожа на него и Рене, которую роскошь и распущенность, царившая в ее среде, довели до преступления. «Я попытался, — отмечает Золя, — на примере этих трех социальных чудовищ проиллюстрировать невероятную трясину, в которой захлебнулась Франция». Золя заявлял, что в его распоряжении имеются неопровержимые документы, которые свидетельствуют о правдивости тех персонажей, которые выведены в «Добыче»: «Я историк и совсем не любитель всяких скабрезностей…»

В течение 1872 года «Добыча» была издана два раза, но успеха у читателей не имела. Официальная критика по-прежнему старалась замолчать это произведение. С оценкой романа в печати решились выступить лишь некоторые друзья Эмиля Золя. Среди них был Поль Алексис. Вот что писал он в статье, опубликованной в газете «Ля Клош» 24 октября 1872 года: «…Вторая империя будет иметь своего историка. Смелая и упорная мысль, порывшись в делах этих последних двадцати лет, соберет и обобщит факты нашего позора, найдет терпение проанализировать несуразности Империи, безумные войны, разорительные авантюры, выброшенные на ветер миллионы, чудовищные ошибки, еще раз вскроет раны Франции, развращенной и изувеченной бандой авантюристов.

Но есть два вида Истории. Одна рассказывает о людях и фактах, собирает документы и отмечает даты: история в собственном смысле этого слова, вроде истории Тацита, Мишле, М. Тьера. Кроме того, рядом с этой Историей… существует другая область человеческого мышления, которая способна на большее, чем простое описание событий. Она воссоздает эпоху такой, как она была, отливает ее из бронзы, сохраняет на вечность воспоминания о нравах, страстях, о ее величин и падении, и хотя проходят века, люди старятся и умирают, меняются цивилизации… из всего прошлого остаются только такие произведения. Эта История, высшая и более величественная, значительно правдивее и глубже, чем первая… Она не объясняет, она редко судит, она создает; и те, кто сумел написать несколько страниц этой Истории — Гомер, Эсхил, Шекспир, Данте, Гете, Бальзак, — скорее боги, чем люди.

Я думал об этой Истории человеческой, когда читал последний роман нашего сотрудника г-на Эмиля Золя „Добыча“, второе издание которой только что вышло у Шарпантье. Автор делает попытку оживить на страницах своей книги Вторую империю… Я вижу в этом произведении завидный замысел, который позволяет разгадать в авторе одного из тех романистов, которые являются историками эпохи… „Добыча“ — только звено целой цепи».

Год спустя молодой Поль Бурже в своей статье от 15 июля 1873 года, опубликованной в «Ревю де Дё Монд», отрицательно отозвался о «Добыче». Он, в частности, писал: «… г-н Золя сделал подарок тем из наших врагов, которые отыскивают в литературе Франции черты нашего морального падения».

И лишь много лет спустя, в 1883 году, Ги де Мопассан в очерке о творчестве Эмиля Золя по достоинству оценил эту книгу. Он писал: «„Добыча“ — первый орудийный выстрел, за которым последовал страшный взрыв, вызванный романом „Западня“. „Добыча“ — одно из самых значительных произведений мастера натуралистической школы: это блестящий и тщательно отделанный увлекательный и правдивый роман, написанный горячо и вдохновенно; его сильный и красочный язык немного перегружен повторяющимися образами, но достигает редкой выразительности и бесспорной красоты. Это грандиозная картина нравов и пороков Второй империи, с самой нижней до самой верхней ступени так называемой социальной лестницы, начиная с лакеев и кончая знатными дамами».

В России «Добыча» впервые была опубликована в книге восьмой журнала «Вестник Европы» за 1872 год, в изложении В. Чуйко, под названием «Царство захвата и добычи». В статье, сопровождавшей изложение романа, В. Чуйко отмечал большую политическую и социальную силу таланта Эмиля Золя. В следующем году пересказ «Добычи» был опубликован в журнале «Русский вестник», в книге одиннадцатой.

В помещенной в этом же номере статье неизвестный критик писал, что Золя в своем романе «очень удачно и верно схватил общие черты движения, обуявшего парижское общество в блестящую и кипучую эпоху Второй империи, и его изображения различных типов этой эпохи дышат силою и сарказмом. Бонапартистская партия найдет в его книге много живых портретов. Но главным образом он умеет уловить общий тон и смысл этой громадной политической и денежной „травли“, дать почувствовать самый воздух, протекающий над Парижем, впечатление довольства, наполняющее разжиревших хищников, ядовитый аромат интриги, шелест банковых билетов».

Отдельное издание этого произведения вышло в свет в России в начале 1874 года в «Библиотеке дешевой и общедоступной» под названием «Добыча, брошенная собакам».

В письме к И. С. Тургеневу от 29 июня 1874 года Золя просит купить для него экземпляр «Добычи», вышедшей в России. В этом же году было предпринято второе отдельное издание, но книга не дошла до читателей. Ее тираж — две тысячи экземпляров — был конфискован и уничтожен цензурой.

Если на родине Эмиля Золя, во Франции, его книги замалчивались, то в России, по мере публикации романов из серии «Ругон-Маккары», его творчество завоевывало все большее число поклонников. Начиная с 1872 года Золя был в России, пожалуй, самым популярным иностранным писателем. Идеи его книг, осуждающих несправедливость буржуазных правопорядков и борющихся против пагубного влияния деспотии, были близки широким демократическим кругам России.

Содержание:
Эмиль Золя. Карьера Ругонов
    Эмиль Золя. Предисловие (перевод Е. Александровой), стр. 7
    Эмиль Золя. Карьера Ругонов (роман, перевод Е. Александровой, иллюстрации Н. Шеберстова), стр. 9
Эмиль Золя. Добыча (роман, перевод Т. Ириновой, иллюстрации Г. Филипповского), стр. 347
С. Емельянинов. Комментарии, стр. 665

 

Скачать Эмиль Золя. Том 3. Руггон-Маккары — Карьера Ругонов. Добыча с Disk.yandex.ru