Александр Дюма. Собрание сочинений. Том 14. Две Дианы

Автор: andrey4444. Опубликовано в Александр Дюма

Автор: Александр Дюма
Название: Том 14. Две Дианы
Издательство: М.: Художественная литература
Серия: Александр Дюма. Собрание сочинений
Перевод: А. Арго
Формат: FB2
Размер: 3,09 Мб

Описание:
В романе знаменитого французского писателя Александра Дюма «Две Дианы» присутствуют все компоненты, способные привлечь к нему внимание читателя. Здесь есть зловещие тайны и невинная героиня – жертва коварных интриг, есть дуэт злодеев – Диана де Пуатье и коннетабль Монморанси, есть, наконец, благородный герцог де Гиз. А красочно воссозданная историческая канва, на фоне которой происходит действие романа, добавляет к его достоинствам новые грани.

Александр Дюма посвятил шестнадцатому столетию своеобразное пятикнижье: «Асканио», «Две Дианы», «Королева Марго», «Графиня де Монсоро», «Сорок пять».

Царствование Франциска I представлено в «Асканио». В книге старательно воссоздан колорит эпохи, значительное место отведено архитектурному ансамблю города, его величественным готическим соборам, просторным площадям, узким улицам. Вся описательная часть романа напоминает средневековый пейзаж Парижа, показанный Виктором Гюго в «Соборе парижской богоматери». Отраженные в «Асканио» жизнь французского общества, состояние общественных нравов являются органичной прелюдией последующего этапа развития французского Возрождения, формирования дворянского сословия, масштабно очерченных в «Двух Дианах».

Завоевательные походы Франциска I в соседнюю Италию способствовали экономическому благосостоянию страны, укреплению французской абсолютной монархии. Он вел многочисленные войны против могущественного противника Карла V, ставшего властелином огромной феодальной державы, куда входили Испания, Нидерланды, австрийские, германские и итальянские территории. Такой раздел земель Европы ущемлял экономические интересы Франции и на длительный период послужил поводом для ведения кровопролитных сражений, которые Франция вела против Карла V и его преемника Филиппа II Испанского. Ряд войн продолжался и на протяжении 40-50-х годов, так как Генрих II неукоснительно осуществлял дело укрепления мощи Франции, ранее предпринятое его отцом. Ведя военные кампании против Карла V, Франциск I мечтал о заключении длительного союза с императором, чтобы они оба властвовали над всем миром, мечтал о том, «чтобы перед нашим лицом исчезли все корпорации, все эти коммуны, все эти народные сборища, которые желают ограничить нашу королевскую власть и заставить наших подданных отказывать нам то в солдатах, то в деньгах. Я мечтаю привлечь в лоно религии под верховной властью Папы всех еретиков, которые причиняют горе нашей святой матери церкви». Такова была мечта и вместе с тем политическая программа Франциска I; этой программе оставался верен его сын Генрих II, реальный силуэт которого столь блистательно воскрешен на страницах «Двух Диан». В «Двух Дианах» отражен ряд событий XVI столетия Франции — гражданские, так называемые религиозные войны внутри Франции, войны за ее пределами, массовые убийства инаковерующих, мятежи, дворцовые интриги. Время действия весьма продолжительно. В ретроспективном плане сочинитель воскрешает эпоху Франциска I (1515–1547), с тем чтобы показать, как ранее начатое государственное дело завершилось во времена Генриха II и Франциска II. В эпилоге рамки поведанной были расширяются: на престоле Карл IX (1560–1574), при нем резко усилилась вражда между католиками и протестантами. Противоречия того времени постоянно обострялись благодаря антимонархическому движению, а также вследствие того, что на арену истории выступили представители различных религиозных течений. Если французские короли и герцоги Гизы являлись правоверными католиками, то Антуан Бурбон, его сын Генрих Наваррский, принц Конде, адмирал Колиньи и другие государственные деятели были гугенотами, протестантами; называли их еще и кальвинистами, потому что они были сторонниками выдающегося деятеля Реформации Жана Кальвина (1509–1564), который предлагал реформировать католическую церковь, упростить ее обряды, поучал многочисленную паству «жить по совести», которую внушает «философия Христа».

В 1562 году Франсуа Гиз, проезжая с отрядом селение Васси, напал на толпу гугенотов, вдохновенно распевавших свои псалмы. Жертвой нападения стали десятки убитых и раненых верующих. Расправа с кальвинистами происходила также в Анжере, Туре, Труа и других городах Франции. Так на протяжении десяти лет вражда между инаковерующими то разгоралась, то утихала. И вот 24 августа 1572 года, в день святого Варфоломея, в Париже произошло заранее подготовленное злодеяние — убийство более двух тысяч исповедовавших протестантскую религию. Это неслыханное изуверство вызвало во всем цивилизованном мире бурю негодования.

В России Иван IV в послании к императору Максимилиану заявлял: «У Францовского короля в его королевстве, несколько тысяч и до сущих младенцев избито, и о том крестьянским государем пригоже скорбети, что такое бесчеловечество францовский король над толиким народом учинил и кровь толикую без ума пролил». В очертании непримиримой вражды между партиями и отдельными лицами различные религиозные доктрины усугубляли социально-политические конфликты страны, потому Александр Дюма обогатил содержание своего романа не только рассказом о происходивших воинах, любовных драмах, дворцовых интригах, но и сведениями широкого исторического аспекта, всем тем, что составляло содержание дум, дел и убеждений французского народа. И неспроста религиозным доктринам автор придал исключительное значение, ведь одна пятая часть французов представляла гугенотское общество.
В «Двух Дианах» осязаемость колорита эпохи Возрождения, как принято именовать XVI столетие Франции, сказалась не только в помпезном декоруме королевского двора, колорит этот обнаруживает себя и в распрях на религиозной почве, и в неповиновении дворян, крестьян и горожан органам центральной власти.

Всплески народного негодования становятся особо ощутимы, когда автор средствами публицистической речи характеризует идейное течение, резко противостоящее официальной доктрине абсолютизма. В этом отношении показательно обращение Дюма к известному трактату «Рассуждение о добровольном рабстве» выдающегося филолога Ла Боэси (1530–1563), призывавшего подданных монарха оказать решительное сопротивление разнузданному произволу бесчисленного множества злобствующих чиновников, пренебрегавших условиями человеческой жизни, лишь была бы выполнена воля короля. «… Бесконечное число людей, — пишет Боэси, — не только повинуются, но служат, не только управляемы, но угнетены и порабощены тиранией так, что не имеют ни имуществ, ни родных, ни жен, ни детей, ни даже самой жизни, словом, не имеют ничего, что они могли бы назвать своим, и терпят грабежи, распутство, жестокости не от войска, не от варваров, против которых следовало бы проливать свою кровь и жертвовать жизнью, но от одного человека. И притом не от какого-нибудь Геркулеса или Самсона, но от одного ничтожнейшего человечка, большей частью самого трусливого и самого расслабленного из всего народа, который привык не к пороху сражения, а скорее к песку турниров и который не только не способен управлять другими людьми, но сам находится в рабском услужении у самой ничтожной бабенки».

Памфлет Ла Боэси был написан в 1548 году, но, к счастью для автора, опубликован после его смерти, иначе он разделил бы трагическую участь многих своих современников. Именно с восшествием на престол Генриха II была учреждена «Огненная палата», беспощадно каравшая безвинных еретиков. Только за три года (1547–1550) «Огненная палата» вынесла пятьсот приговоров, шестьдесят из осужденных были сожжены на костре.

Обличительные рассуждения Ла Боэси Александр Дюма реализовал в ряде публицистических фрагментов книги, в частности в главе «Тайный сбор протестантов», где характеризуются различные течения в реформационном движении Франции, различные программы, предлагаемые видными деятелями протестантизма — Ла Реноди, Дюбуром, Дюфором, Кастельно. Некоторые из них помышляли об основании республики, иные — о свержении Генриха II и замене его принцем Конде — одним из тайных вождей гугенотов.

Шумное заседание Парижского парламента, о котором идет речь в этой главе, действительно состоялось в присутствии короля 10 июня 1559 года. Оно отражено в «Мемуарах» Вийвиля. В тот день Генрих II в окружении импозантного кортежа появился в парламенте: «Он уселся под навесом в королевское кресло и приказал генеральному прокурору Бурдэну открыть заседание парламента. Этот последний сразу обрушился на шестерых советников, обвинив их в вероотступничестве. Среди советников было названо имя Анн Дюбура».

В чем же был повинен Дюбур? В произнесенной им речи были выражены те же мысли, что и в «Рассуждении» Ла Боэси. Он так же осуждал падение придворных нравов, узаконенное прелюбодейство самого короля, его лютую ненависть к защитникам свободы совести. Тогда же разгневанный Генрих II приказал водворить Дюбура и Дюфора в Бастилию, и через некоторое время они были казнены.

Должно заметить, что не все исторические лица и происшедшие события обрели в романе истинно художественное воплощение. Но во многих главах книги соблюдена фактография реальной жизни того или иного лица, того или иного заговора, военной кампании. Сошлемся хотя бы на ряд персонажей, сыгравших важную роль в кровопролитной драме минувших веков. Таков дворянин из Перигора Годфруа Реноди, бесстрашный рыцарь, капитан французской армии, возглавивший отряд воинов-гугенотов, пытавшийся захватить короля в Амбуазе, чтобы избавить страну от влиятельного герцога Гиза. Только предательство адвоката Дезеванеля обрекло на гибель тщательно продуманный план захвата амбуазского замка. Сколь ничтожным, подлым, в высшей степени опустошенным предстает перед циничными чиновниками тайного департамента Иуда своего времени — доносчик Дезеванель! Образ Реноди, очерченный в ряде глав, впечатляющ, обстоятельства его гибели в лесах Блуа воспроизведены в реальных тонах. Действительно, в марте 1559 г. происходило сражение отряда гугенотов под началом Реноди в Шато-Ренье против королевской конницы, которой командовал племянник Реноди, капитан Пардальян; оба пали на поле брани.

Злонамеренные люди и их коварные козни обнажены в романе и обличены со страстной убежденностью, во многом они соответствуют историческим прототипам. Перед вами, читатель, главнокомандующий французской армией — Анн Монморанси, антипод Франциска Гиза, друг Дианы де Пуатье и Екатерины Медичи. Войны времен Франциска I ожесточили натуру коннетабля, это был суровый военачальник, изворотливый дипломат, один из самых близких к королю вельмож, слывший набожным человеком. Таким рисует его Пьер Брантом: «Войдите утром в палатку Монморанси: он стоит пред иконой и шепчет молитву; но вот являются к нему исполнители его приказаний. Коннетабль не прерывает своих благочестивых занятий, он слишком благочестив, чтобы отложить молитву до другого времени. Он продолжает читать Pater noster и в промежутках раздает приказания: повесить такого-то, расстрелять немедля другого, зажечь деревни на четверть мили в окружности, уничтожить мародеров, захвативших эту местность, чтобы сопротивляться королю».

Композиция романа далеко не проста. В развивающееся действие введены известные лица, которым суждено было сыграть заметную роль во Франции сороковых — семидесятых годов, «полных бедствий, страстей и славы». Это короли Генрих II, Франциск II, Карл IX. Это командующий французской армией Анн Монморанси, знаменитый полководец Франциск де Гиз, адмирал Колиньи и персонажи не столь высокого ранга — Монтгомери-старший, Монтгомери-младший, а среди знатных особ — Екатерина Медичи, Диана де Пуатье, Диана де Кастро, Мария Стюарт.

В романе королевский двор предстает как средоточие коварных хитросплетений, развращенности нравов, честолюбивых замыслов влиятельной знати. Генриху II нелегко было лавировать среди влиятельных вельмож, без поддержки которых возникала непосредственная угроза дальнейшему существованию династии Валуа. Его волновало соперничество коннетабля Монморанси и герцога де Гиза. В этом отношении примечательна сцена объяснения короля с Дианой: монарх умоляет свою дочь стать супругой сына Монморанси, в противном случае главнокомандующий армией может возмутиться и оставить свой пост, «а тогда уже не я буду королем, им будет герцог Гиз». Круг действующих в романе лиц был раздираем такого рода интригами.

В «Двух Дианах» наряду с Генрихом II значительное место отведено его супруге Екатерине Медичи, которой приходилось до поры до времени скрывать свои душевные переживания и смиренно терпеть торжество любовницы короля Дианы де Пуатье. Французские мемуаристы создали легенду о том, что Диана де Пуатье вначале была любовницей Франциска I, а затем всецело подчинила своим чарам его сына Генриха II. Дюма поверил «Мемуарам» Брантома и придерживался этой версии в «Асканио», где рассказывалось о том, что Диана де Пуатье вымолила помилование для своего отца, приговоренного к смертной казни, пожертвовав своей честью. Быть может, эта версия и сомнительна, но все же портрет влиятельной любовницы очерчен в романе с легкой иронией, а в некоторых пассажах она предстает как женщина демоническая, одержимая духом злодеяний.

Романтическая поэтизация истории позволила автору включить в повествовательный поток обширную группу реальных лиц, пополненную персонажами народной среды, все это выявляло колорит эпохи, создавало впечатляющую картину духовной, культурной, военной жизни Франции. Здесь предстают ученый хирург Амбруаз Паре, философ Ла Боэси, плеяда поэтов во главе с Ронсаром, адмирал Колиньи, полководец Франциск де Гиз. А поодаль с ними значительная роль отведена старшине цеха ткачей Франсуа Пекуа, воспитаннице Монтгомери — крестьянке Алоизе, олицетворяющим собою великодушие, преданность в дружбе, высокую нравственность, подлинную добродетель. Воздвигнутая конструкция книги всецело зависима от изгибов сугубо приключенческой интриги, где определяющую роль сыграло творческое воображение автора, но и от тех жизненных обстоятельств, которые сложились в давно минувшие времена.

К эпизодам, свойственным приключенческому жанру, следует отнести любовную драму между Дианой де Кастро и молодым Габриэлем, его отцом Жаком Монтгомери и Дианой де Пуатье. Другим притягательным элементом рассказа является тайна секретного узника тюрьмы Шатле, ставшего жертвой коварства герцогини де Валантенуа. Вообще роман, как любой детектив, полон тайн: галлюцинации и происшествия оруженосца Мартена, хитрости авантюриста Арно дю Тиля. Введена в фабулу книги и астрология, широко распространенная в средневековье и исполненная загадок свершений. Но все же главный рычаг, определяющий развитие сюжета, — это исторические мотивы и экскурсы. Дюма применяет в этих пластах упрощенный прием — сказ от первого лица: герои, полководцы и рядовые участники ратных подвигов сами рассказывают о происходящих сражениях, рыцарских турнирах. Так, Генрих II оповещает приближенных о том, что происходит в Англии, Нидерландах, Фландрии; герцог де Гиз бахвалится своей знатной фамилией, произносит пространную тираду о том, что он прибыл из Италии, после того как пытался завоевать ее («неаполитанский трон шатается»), вся пространная реплика герцога — картина сражений в Италии, когда он возглавлял французское войско; притом картина, не лишенная черт достоверности.

Метод романтического искусства ощутим при очертании главных и второстепенных персонажей, предстающих на страницах «Двух Диан». Перед нами один из персонажей драматического действа — граф де Монтгомери. Что он собой представлял? Жак Монтгомери служил при дворе Франциска I, как полководец отличился в ряде сражений и, в частности, при взятии Сент-Кантена. Длительное время он исполнял почетную должность капитана швейцарских стрелков. После смерти Франциска I сложил возложенные на него обязанности, уступив должность и звание графа своему сыну Габриэлю. Несомненно, он встречался на приемах короля с Дианой де Пуатье, но интимных отношений между ними не было. Последние годы он провел в своем поместье в Нормандии, где и умер в 1862 году.

Конечно же, драматизм жизненной судьбы Монтгомери-старшего и Монтгомери-младшего не привлек бы внимание читателя, если бы автор точно изложил все то, что происходило в жизни этих реальных личностей, оставивших заметный след в тревожных событиях XVI столетия, потому Дюма, формируя сюжет, очерчивая образы исторических лиц, драматизирует обстоятельства и усложняет интригу неожиданными поворотами. Все это являлось правомерным приемом романного творчества, а не исторического очерка.

В сложной системе писательских приемов Дюма, его творческого метода элемент героизации личности приобретал исключительно важное значение. Доблесть Д'Артаньяна и трех его сподвижников, легендарная судьба марсельского матроса Дантеса, становящегося чудодейственным графом Монте-Кристо, мудрость Шико, спасшего трон Генриха III, праведность поступков Паскаля Брюно, вершащего суд над сильными мира сего, революционная жертвенность Сан-Феличе во имя возрождения единой Италии, и несть им числа — все они по темпераменту, задору напоминают их творца: все они порождение жизненных коллизий, которым богатая фантазия автора придала столь пленительный облик.

Особенно рельефно метод героизации личности сказался в очертании образа Габриэля Монтгомери, графа д'Эксмеса, центральной фигуры «Двух Диан». Он родом из Нормандии, ему 18 лет, он строен и красив, «крепок, как дуб». На протяжении всей книги происходит его возвеличивание не только как доблестного воина, но и как человека благородной души, чистой совести. В образе Монтгомери воплощены черты рефлектирующей личности. Он в постоянных раздумьях, пленен терзающим его любовным чувством к Диане де Кастро, горит желанием спасти отца, томящегося в королевских казематах. Но этим не ограничены духовные запросы героя. Читатель заметит, что при первой встрече с гугенотами (гл. «Философ и солдат», где предстают известные лидеры протестантов — Колиньи, Теодор де Без) Монтгомери, уразумев суть нового религиозного течения, не склонен был разделять взгляды реформаторов и выражать какое-либо недоверие к королю, к установленному государственному порядку.

Когда герцог Гиз пытался склонить Монтгомери на свою сторону, он получил от графа такой ответ: «Предателем я не стану никогда! Если будет угодно отправить меня на испанцев или на англичан, я не дрогну, не отступлю ни на шаг и с радостью отдам за вас жизнь! Но здесь междоусобная война, религиозная война, война против братьев и соотечественников, и тут, монсеньер, я отказываюсь!»

Пройдет некоторое время, граф д'Эксмес станет более осведомленным политиком, и он уже по-иному будет рассуждать, у него возникнут иные мысли: «Гражданская война во имя защиты религиозной истины или государственный переворот во имя власти» — вот на что рассчитывал Габриэль, находясь под прямым воздействием происходивших событий. Логика поведения героя «Двух Диан» оправдана и возвеличена автором: расправа над амбуазскими мятежниками, убийство невинных гугенотов Васси, наконец, Варфоломеевская ночь определили убеждение графа, и в данных реальных обстоятельствах он становится деятельным лидером воинствующих гугенотов.

Имя Габриэля Монтгомери (1530–1574) упоминается в исторических исследованиях и в «Мемуарах» Брантома. В этих сочинениях рассказывается о том, что молодой граф был женат на госпоже де Туш, имел сыновей Жака и Габриэля, которые могли бы составить с ним компанию доблестных мушкетеров.

Исполняя обязанности капитана швейцарских стрелков и охраняя дворец короля Генриха II, Монтгомери неукоснительно выполнял любые приказания властей, принимал ревностное участие в преследовании протестантов. 30 декабря 1559 г. состоялось помпезное торжество при дворе, происходил рыцарский турнир, на котором Генрих II демонстрировал великолепное мастерство фехтовальщика. В первой встрече с капитаном Монтгомери король потерпел неудачу. Вслед за тем, не желая быть посрамленным, он потребовал провести второй поединок. Монаршью волю Габриэль не смог нарушить и в повторной встрече случайно обломком копья поразил короля в правый глаз, что и явилось причиной внезапной смерти Генриха II. Вслед за тем капитан шотландской гвардии был отстранен от службы при дворе и в течение ряда лет жил в Нормандии, встречался с видными деятелями религиозной Реформации — принцем Конде, адмиралом Колиньи, и сам стал одним из предводителей гугенотской партии. Преследования и убийства гугенотов произвели на Монтгомери удручающее впечатление, он решил с оружием в руках защищать протестантов. Отныне его жизнь стала поистине героической эпопеей. На протяжении двенадцати лет Монтгомери принимал участие в ряде военных кампаний, где гугеноты продемонстрировали удивительный фанатизм, преданность новому культу религии, решительно заявили о своем неповиновении монархическому деспотизму. Но об этом рассказ идет в «Эпилоге», где беглый очерк обретает форму военной хроники, что значительно обедняет величие бранных подвигов Монтгомери, когда он уже боролся не только за свободу религиозных убеждений, но и за ликвидацию наследственных прав династии Валуа и основание городских республик в Нормандии.

Сведения об энергичной деятельности полководца Монтгомери приводятся в капитальном исследовании И. В. Лучицкого. Он устанавливает, что, после того как «Руан и вся Нормандия открыто присоединилась к гугенотам, главным виновником этого гражданского мятежа по праву считали графа Монтгомери». Оказав помощь Ла Рошели, Монтгомери со своей конницей направился в Сансерр, осажденный губернатором Берри. Горсть сансеррцев, не имевших запаса оружия и продуктов питания, в течение четырех часов противостояла шеститысячному корпусу королевских солдат; лишь после изнурительной осады город пал, его губернатор был казнен.

Несмотря на ряд яростных атак, гугенотам Ла Рошели удалось защитить свою крепость, а ведь среди его героев был и Монтгомери. Вслед за тем он направился в Англию, где вел переговоры с английской королевой о предоставлении военной помощи оппозиционно настроенному дворянству Франции. Узнав о миссии Монтгомери, Карл IX известил об этом губернатора Нормандии маршала Матиньона. Карл упрашивал своего губернатора сообщать ему самые подробные и точные сведения о движениях Монтгомери, о числе вооруженных им кораблей, о том направлении, которые они примут.

Особо памятно в истории Франции последнее сражение графа д'Эксмеса, когда он, возглавив шеститысячный отряд, высадился вместе со своими сыновьями Жаком и Габриэлем на полуостров Котантен. Там, сражаясь против превосходящих сил маршала Матиньона, он потерпел поражение. С небольшим отрядом кавалерии ему удалось бежать в Домфрон, где он присоединился к гарнизону города. Матиньон осадил Домфрон. Исход осады был вне сомнения, но Монтгомери на все требования о капитуляции отвечал решительным отказом. Он готов был умереть, но не попасть в руки врага. Все возможности противостояния Домфрона были исчерпаны. Вот описание последних дней обороны города: «Настало утро. Защитники собрались; их было всего четырнадцать человек: остальные ушли ночью в лагерь или лежали тяжело раненные. Монтгомери не поколебало и это. То были верные люди; с ними можно было еще раз выдержать приступ. Был бы только порох, — все остальное можно преодолеть. Они идут к пороховому магазину, — пороху нет; отправляются в склады съестных припасов, осматривают цистерны, — нет ни воды, ни хлеба. То был страшный удар. Энергия Монтгомери была подорвана в корне, и белое знамя стало развеваться на вершине главной башни».

Доставленный в Париж по велению Екатерины Медичи, Габриэль Монтгомери был казнен 27 июня 1574 года.

Итак, «Две Дианы» таят в себе ряд фактов и мотивов из реальных событий минувших веков, и прав был литератор Блаз дю Бюри, пришедший к такому заключению: «Дюма не предавал истории». Варьируя эту мысль, Андре Моруа говорил: «История эта не совсем верна, зато и далеко не во всем фальшива». Во всяком случае, каждому читателю предоставляется право постигнуть степень историзма в сочинениях Александра Дюма.

Казалось бы, популярность личности прославленного Монтгомери должна была озадачить автора, сооружавшего композицию романа — вымышленных коллизий, где Монтгомери, с первых же глав книги безумно влюбленный в юную девушку, до последних своих дней глубоко переживает утраченное счастье. Но Дюма это обстоятельство не смущает, и он усердно компанует искусно придуманные эпизоды, производящие впечатление реально возникавших счастливых встреч и горестных разлук влюбленных сердец. Некоторые биографические сведения о второй, как ее называют, «французской» Диане, быть может, дадут читателю представление о том, как в творческой лаборатории Дюма происходило слияние реальной фактографии и чудодейственного вымысла. Она родилась в 1538 году, это была внебрачная дочь Генриха II. Большинство историков и мемуаристов считают, что матерью ее являлась Диана де Пуатье, но в современной литературе эта точка зрения отвергнута и выдвигается версия, что Диана — дочь Филиппьен Дюко, уроженки Пьемонта, с которой Генрих, еще будучи принцем, познакомился во время одного из своих военных походов в Италию. В пятнадцатилетнем возрасте Диана была выдана замуж за Орацио Фарнезе, герцога де Кастро, который через несколько месяцев погиб в сражении французских войск с испанцами.

В 1557 году Диана вторично вышла замуж за Франциска Монморанси, сына великого коннетабля. Весьма благовоспитанная, образованная и умная женщина, Диана де Монморанси пыталась примирить своего брата Генриха III с королем Наваррским и тем самым смягчить отношения между католиками и протестантами. В силу того, что она пользовалась исключительным уважением со стороны знатных вельмож двора, ей было поручено воспитание будущего короля Людовика XIII. Последние годы жизни Диана провела в своем имении, вдали от Парижа, и умерла в 1619 году.

Так под волшебным пером Дюма с величайшим искусством произошло преображение земной Дианы в образ героини романтической судьбы.

Сноска:
Вся нумерация томов, после двенадцатого тома двенадцатитомного собрания сочинений, не имеет ничего общего с какой-либо издательской нумерацией.

Содержание:
Две Дианы
    Часть первая
        Глава I. Графский сын и королевская дочь
        Глава II. Новобрачная с куклой
        Глава III. В лагере
        Глава IV. Фаворитка короля
        Глава V. В покоях королевских детей
        Глава VI. Диана де Кастро
        Глава VII. «Отче наш» господина коннетабля
        Глава VIII. Удачная карусель
        Глава IX. Как можно пройти мимо своей судьбы, не узнав ее
        Глава X. Элегия во время комедии
        Глава XI. Мир или война?
        Глава XII. Мошенник вдвойне
        Глава XIII. Вершина блаженства
        Глава XIV. Диана де Пуатье
        Глава XV. Екатерина Медичи
        Глава XVI. Возлюбленный или брат?
        Глава XVII. Гороскоп
        Глава XVIII. Выбор кокетки
        Глава XIX. Как Генрих II еще при жизни отца начал принимать наследство
        Глава XX. О пользе дружбы
        Глава XXI. Как ревность иной раз уравнивала сословия еще до Французской революции
        Глава XXII. Диана предает прошлое
        Глава XXIII. Бесполезная жертва
        Глава XXIV. О том, что пятна крови никогда не отмыть до конца
        Глава XXV. Героический выкуп
        Глава XXVI. Жан Пекуа, ткач
        Глава XXVII. Габриэль действует
        Глава XXVIII. Мартен-Герр весьма неловок
        Глава XXIX. Мартен-Герр слишком неловок
        Глава XXX. Военные хитрости
        Глава XXXI. Счет Арно дю Тиля
        Глава XXXII. Богословие
        Глава XXXIII. Сестра Бени
        Глава XXXIV. Победа в поражении
        Глава XXXV. Арно дю Тиль снова обделывает свои делишки
        Глава XXXVI. Почтенный Арно дю Тиль продолжает действовать
        Глава XXXVII. Лорд Уэнтуорс
        Глава XXXVIII. Влюбленный тюремщик
        Глава XXXIX. Дом оружейника
    Часть вторая
        Глава I, в которой весьма искусно соединены многие события
        Глава II. Арно дю Тиль помогает повесить Арно дю Тиля в городе Нуайоне
        Глава III. Буколические мечты Арно дю Тиля
        Глава IV. Ружья Пьера Пекуа, веревки Жана Пекуа и слезы Бабетты Пекуа
        Глава V. Дальнейшие злоключения Мартен-Герра
        Глава VI. Доброе имя Мартен-Герра понемногу восстанавливается
        Глава VII. Философ и солдат
        Глава VIII. Мимолетная милость Марии Стюарт
        Глава IX. Диана изворачивается
        Глава X. Великий человек узнает о великом замысле
        Глава XI. Разные бывают храбрецы
        Глава XII. Неловкий ловкач
        Глава XIII. 31 декабря 1557 года
        Глава XIV. Под грохот канонады
        Глава XV. В палатке
        Глава XVI. Маленькая шлюпка спасает большие корабли
        Глава XVII. Под покровом темной ночи
        Глава XVIII. Между двух пропастей
        Глава XIX. Отсутствующий Арно дю Тиль оказывает пагубное влияние на судьбу бедняги Мартен-Герра
        Глава XX. Лорд Уэнтуорс теряет последнюю надежду
        Глава XXI. Отвергнутая любовь
        Глава XXII. Любовь разделенная
        Глава XXIII. Меченый
        Глава XXIV. Непредвиденная развязка
        Глава XXV. Счастливые предзнаменования
        Глава XXVI. Четверостишие
        Глава XXVII. Виконт де Монтгомери
        Глава XXVIII. Радость и тревога
        Глава XXIX. Предосторожность
        Глава XXX. Неведомый узник
        Глава XXXI. Граф де Монтгомери
        Глава XXXII. Странствующий рыцарь
        Глава XXXIII. Новая встреча с Арно дю Тилем
        Глава XXXIV.Правосудие попало впросак
    Часть третья
        Глава I. Снова возникают недоразумения
        Глава II. Преступник обвиняет самого себя
        Глава III. Да здравствует справедливость!
        Глава IV. Два письма
        Глава V. Тайный сбор протестантов
        Глава VI. Другое испытание
        Глава VII. Опасный шаг
        Глава VIII. Непредвиденная оплошность
        Глава IX. Случайность
        Глава X. Меж двух огней
        Глава XI. Предсказания
        Глава XII. Роковой турнир
        Глава XIII. Новые порядки
        Глава XIV. Плоды мести Габриэля
        Глава XV. Погода меняется
        Глава XVI. Гиз и Колиньи
        Глава XVII. Донесения и доносы
        Глава XVIII. Шпион
        Глава XIX. Доносчик
        Глава XX. Коронованные дети
        Глава XXI. Неудавшаяся поездка в Италию
        Глава XXII. Два приглашения
        Глава XXIII. Убийственное доверие
        Глава XXIV. Честь — в бесчестье!
        Глава XXV. Начало конца
        Глава XXVI. Лес Шато-Реньо
        Глава XXVII. Как делалась политика в шестнадцатом веке
        Глава XXVIII. Амбуазская смута
        Глава XXIX. Аутодафе
        Глава XXX. Политика на иной манер
        Глава XXXI. Проблеск надежды
        Глава XXXII. Как нужно охранять сон
        Глава XXXIII. Смертный одр королей
        Глава XXXIV. Прощай, Франция!
    Эпилог
Комментарии

 

Скачать Александр Дюма. Том 14. Две Дианы с Disk.yandex.ru

 

Аудиокнига. Александр Дюма. Две Дианы

Часть 1, главы 1-8

Часть 1, главы 9-17

Часть 1, главы 18-28

Часть 1, главы 29-39

Часть 2, главы 1-7

Часть 2, главы 8-17

Часть 2, главы 18-26

Часть 2, главы 27-34

Часть 3, главы 1-10

Часть 3, главы 11-21

Часть 3, главы 22-34, Эпилог