Александр Дюма. Собрание сочинений в 12 томах. Том 3

Автор: andrey4444. Опубликовано в Александр Дюма

Название: Том 3. Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя. Части 1, 2, 3
Издательство: М.: Художественная литература, 1977 г.
Серия: Александр Дюма. Собрание сочинений в двенадцати томах
Тираж: 300000 экз.
ISBN отсутствует
Тип обложки: твёрдая
Формат: FB2
Страниц: 784
Размер: 2,98 Мб

Описание:
Третий том Собрания сочинений знаменитого французского романиста Александра Дюма составляет первая половина известного романа «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя», завершающего трилогию о мушкетерах. Короля Франции подстерегают враги и любовь, сторонники кардинала готовят заговор, человек в железной маске оказывается на троне — во всех сногсшибательных приключениях участвуют всё те же д'Артаньян, Атос, Портос, Арамис и сын Атоса — виконт де Бражелон.

Десять лет оставил Дюма за границами своего повествования, чтобы снова, теперь уже в последний раз, вернуть читателя к хорошо знакомым героям, сделать его участником удивительных событий. В истории Франции это десятилетие было, если можно так выразиться, временем подготовки сцены для появления главного действующего лица, стремившегося стать и режиссером, и первым актером величественного спектакля государственной жизни. Хотя пока еще Людовик XIV — ведь речь идет именно о нем — был далек от осуществления своих честолюбивых помыслов, он старательно готовился к намеченной роли, и одна из главных его реплик была уже произнесена — знаменитое «Государство — это я!».

В то время во Франции мало что соответствовало столь горделивому изречению. Читатель, расставшийся на последних страницах второй части трилогии с малолетним королем и всесильным кардиналом Мазарини, но удивится описанию королевского двора в замке Блуа, где все атрибуты богатства и власти принадлежат знаменитому кардиналу, а не королю.

В написанном в 1845–1846 годах, сразу же после «Двадцати лет спустя», «Виконте де Бражелоне» мы находим развитие сложившихся ранее взглядов Дюма на эту эпоху в истории Франции и ряд крупнейших исторических личностей. У писателя, не бывшего ученым-историком, взгляды эти нередко рождались под влиянием его собственных пристрастий и антипатий, заставляющих Дюма предпочитать прямых и решительных людей людям двуличным, алчным и обходящим препятствия. Не удивительно поэтому резкое противопоставление двух кардиналов, Ришелье и Мазарини, проходящее сквозь всю вторую часть трилогии о мушкетерах. В последней части — «Виконте де Бражелоне» — содержится лишь завершение этих теорий. И тем не менее о Мазарини — вернее, о последних годах его жизни, необходимо сказать несколько слов: ведь эти годы были началом одного из самых знаменитых царствований в истории Франции.

Людовик и Мазарини… На долю первого, по мере его возмужания, приходятся охота, развлечения и удовольствия, второй же сосредоточил в своих руках управление государством и лишь один знает те секреты, которые помогают ему укреплять собственную власть и могущество королевства. Придворные, хотя, как мы увидим, их мнение скоро изменится, волнуются — ведь уже совершеннолетний король непривычен к роли монарха, как он будет править один, самостоятельно? Но такие опасения во многом были основаны лишь на видимости, и Мазарини прекрасно понимал это. Кардинал был убежден, что Людовик «… начнет позже, чем другие, но добьется большего. В нем хватит материала на четырех королей».

Все же и столь лестная оценка не полностью разъясняет дело. Нужно принять во внимание, что, каковы бы ни были устремления кардинала, какую бы личную выгоду он ни извлекал при их осуществлении, ход вещей (подавление народных движений, борьба против Фронды, против феодальной оппозиции и пр.) заставлял его в конечном счете способствовать укреплению абсолютной монархии. Наступала пора расцвета абсолютизма. Да и само корыстолюбие и честолюбие Мазарини нельзя рассматривать в отрыве от нравов того времени. Пышность, богатство и стремление к независимости были тогда непременными атрибутами любой власти, могущество было прежде всего личным могуществом, а не влиятельностью чиновников — людей типа Кольбера. Противоположность облика Фуке и Кольбера для той эпохи не случайна, так же как не случаен был и совет кардинала королю не брать первого министра: Мазарини понимал, что его личные усилия были направлены именно против возможности появления подобных ему людей.

На страницах романа часто слышится неизменно сопровождающая эти перемены нота — все мельчает! Еще не оформилась и не восторжествовала идея целого, а части его столь мало пригодны как материал для создания чего-либо величественного. Этот мотив больно отдается в сердце видавшего лучшие дни старого солдата д’Артаньяна. Рядом с ним нет близких людей, нет настоящего дела, а вдобавок он еще и обойден той благодарностью, на которую дает ему право многолетняя служба королевскому дому.

По отношению к историческому прототипу героя романа верно лишь последнее. Читатель помнит, что на самом деле такого человека и не существовало — образ сплетался из двух биографий — Шарля де Баатц-Кастельморе и Пьера де Монтескью, носивших одинаковую фамилию — д’Артаньян.

Какова же была судьба этих людей к концу 50-х годов XVII века — моменту начала романа? Шарль, эпизоды из жизни которого чаще всего использовал писатель, действительно был к тому времени лейтенантом мушкетеров, по долгу службы человеком весьма близким королю, а по части щекотливых услуг и поручений — кардиналу. Тридцатипятилетний мушкетер женат и обзавелся двумя детьми, а тот факт, что крестным отцом одного из них был сам Людовик XIV, доказывает исключительную близость д’Артаньяна к «королю-солнце». Богатым же д’Артаньян никогда не был и не стал — его вдова благоразумно отказалась от наследства, которое, по ее словам, принесло бы ей «больше славы, чем выгоды».

Юный Пьер де Монтескью, судьба которого часто сталкивала его с Шарлем, был в то время королевским пажом и тоже стремился к службе в рядах мушкетеров, чего он и достиг в 1665 году при посредстве своего родственника. Ниже мы еще упомянем о нем. С историческими прототипами верных друзей д’Артаньяна мы уже знакомы, и остается лишь сказать, что ко времени описываемых событий Атоса уже более двадцати лет не было в живых — одна из дуэлей оказалась для него последней, а Портос (ставший мушкетером как раз в год смерти Атоса) и Арамис хотя и здравствовали, но не отличились ни в одном из запечатленных в книге исторических эпизодов.

Итак, д’Артаньян на службе у короля и служит Мазарини. В огромной степени стараниями последнего Франция вступила в недолгий период процветания. Прекратились войны и внутренние усобицы, характерные для истории страны на протяжении более чем полувека. Вестфальский договор, решив вопрос о независимости германских княжеств, обеспечил спокойствие в Центральной Европе, Пиренейский — мир между Францией и Испанией. Англия в 1660 году, после реставрации Стюартов (кстати, участие в этих событиях наших героев абсолютно вымышлено, а отправной точкой для английских приключений мушкетеров во второй и третьей частях трилогии явилось упоминание о миссии д’Артаньяна к Кромвелю), была, как никогда, расположена к Франции. Кардинал, который наконец-то смог обратить свои помыслы и энергию к иным целям, вкладывает много сил в обучение короля искусству властвовать. Как пишет Шуази, советы его сводились в основном к следующему: «…усмирять свои страсти, чтобы всегда вести себя достойно короля, не давать возвышаться принцам крови, не попадать в сети многочисленных фаворитов, в деловых вопросах всегда хранить непроницаемую тайну, развивать свой природный дар притворства, никогда не брать себе первого министра». Последняя часть этого поучения, которая в романе драматически венчает жизненный путь Мазарини, в действительности была естественной частью его обдуманной программы. Столь же закономерно было и то, что, кроме кардинальского дворца (переименованного затем в Пале-Рояль), в качестве своеобразного наследства Людовику XIV достался и интендант финансов Кольбер. «Мой государь, — сказал перед смертью Мазарини, — вам я обязан всем, но я рассчитываюсь сполна, оставляя вам Кольбера». Как мы знаем, слова кардинала полностью оправдались.

В ночь с 8 на 9 марта 1661 года Мазарини умирает. Двор, который еще недавно с таким волнением сетовал на «негосударственный» образ жизни короля, теперь удивленно следит за переменами. Три дня без перерыва заседает созванный королем государственный совет, вводящий Людовика в курс текущих дел, а за его дверями придворные шепчутся и строят прогнозы — на сколько же дней, может быть недель, хватит короля, — Людовика XIV хватило на пятьдесят четыре года. Его энергия и вкус к власти были неистощимы. Все — и политику, и государственную жизнь, и великолепные развлечения — хотел он сделать достойными своего представления о могущественном монархе, все должно было склониться перед его волей, подчиниться его стремлениям.

Эпоха царствования Людовика XIV, вершина развития абсолютизма во Франции, прошла через ряд этапов, и ее первый период, изображенный в романе Дюма, необходимо рассматривать особо. Это было время намечавшегося расцвета экономики и политики, время яркого блеска королевского двора, невиданных по своему размаху празднеств и развлечений. Король, который, быть может, так и не преодолел возникшую в детстве, во времена Фронды, неприязнь к Парижу и его обитателям, развлекался то в Фонтенбло, то в Сен-Жермене. Яркие и правдивые описания этих увеселений в романе не требуют комментариев.

Роскошь и великолепие сопровождали стремительное сосредоточение власти в руках короля, ни с кем, даже с королевой-матерью, не желавшего делиться хотя бы ее крохами. Как бы остатками прошлого стояла на пути короля фигура суперинтенданта Фуке, несметные богатства которого предоставляли ему независимость и блестящее общество. Никола Фуке (1615–1680), в руках которого сосредоточилось все управление финансами Франции, был широким на старый манер человеком, покровителем всего выдающегося в области литературы и искусства, щедрым меценатом, но совершенно не подходил к новой эпохе, складывавшемуся соответственно требованиям времени механизму государственной власти и управления. К моменту смерти Мазарини единственными разумно организованными финансами во Франции были личные средства последнего. Происходившее с государственной казной трудно квалифицировать даже как беспорядок. Из приблизительно восьмидесяти четырех миллионов ливров годового дохода лишь тридцать один миллион поступал в казну, в то время как расходы государства достигали пятидесяти трех с небольшим миллионов. Мы видели, как в романе король, по сути, не распоряжается казной, а от случая к случаю вынужден просить определенные суммы, принадлежавшие ему лишь номинально, у их фактического владельца — Фуке. Всего через десятилетие, после реформ Кольбера, ситуация изменилась — доход равнялся девяносто пяти миллионам, в казну поступало шестьдесят три, а расходы составляли всего тридцать два миллиона.

Король, который на практике убедился в способностях Кольбера и, кроме того, был раздражен нестерпимым для него соперничеством в роскоши, поставил себе целью избавиться от Фуке. Цель эта была быстро достигнута, и, надо сказать, действительно не без участия д’Артаньяна, вернее, их обоих. Шарль де Баатц, как сообщают мемуаристы, по примеру большинства дворян того времени, относился к Фуке если не дружески, то, по крайней мере, лояльно, ценя его благородство и широту. Тем не менее по приказу Людовика XIV Шарль де Баатц был участником ареста Фуке и конвоировал его к месту заключения. Все это время он оставался для Фуке скорее другом и советчиком, чем стражем и тюремщиком. Воля же короля была непреклонна — в 1664 году последовало осуждение суперинтенданта, и снова в сопровождении д’Артаньяна он был отправлен в крепость Пиньероль, где и умер много лет спустя. По странному совпадению, младший д’Артаньян, Пьер де Монтескью, уже успевший перейти из пажей в гвардию, оказался в тот момент в охранении упомянутой крепости, где оба родственника и встретились. Устранив препятствия на пути преобразования финансов, ключа к благосостоянию и централизации страны, Людовик XIV получил возможность начать осуществление своих далеко идущих планов.

Александр Дюма строит свой рассказ, опираясь на подлинные исторические события и персонажи, набрасывая на них причудливый покров вымышленных интриг и приключений. В своей работе он, однако, никогда не отступал от принципа, что «история, — это происшедший в действительности роман, а роман — это история, которая могла бы произойти». Вот, к примеру, эпизод с загадочным человеком в железной маске. Весь он построен на основании достоверных сведений о таинственном узнике в железной маске, заключенном в 1679 году в известную уже крепость Пиньероль. Во исполнение чьей воли этот человек был скрыт даже от своих тюремщиков, каково было его имя и предшествующая судьба, осталось неизвестным. Конечно же, рассказ о попытке Арамиса, никогда не бывшего генералом иезуитского ордена, подменить короля и сделать его союзником своих честолюбивых планов — плод неистощимого воображения писателя.

Мы намеренно долго не говорили о главном герое романа, по имени которого он и назван «Виконт де Бражелон». Рискуя разочаровать читателя, приходится признать, что сказать о нем, в сущности, нечего. Человек с таким именем эпизодически появляется на страницах мемуаров мадам де Лафайет, где его и нашел Дюма. Тема трагической любви Рауля к Луизе Лавальер целиком вымышлена, чего, однако, нельзя сказать о самой героине. Луиза де Ла Бом Ле Блан, герцогиня де Лавальер (1644–1710) действительно в течение некоторого времени была одной из центральных фигур при дворе Людовика XIV. Признанная фаворитка короля, она впоследствии потеряла его благосклонность, вступила в монастырь кармелиток, где и окончила свои дни.

С огромным мастерством изображены писателем бесчисленные дворцовые интриги и приключения, процветавшие в ту эпоху, как никогда. Основные их участники в романе Дюма — подлинные исторические персонажи, иногда знаменитые, а часто совершенно забытые и вновь возродившиеся только в романе. Это и представители королевских домов Франции и Англии, и родовитые вельможи, и мелкие дворяне. На страницах мемуаров и писем той эпохи, которыми пользовался сам Дюма или его главный сотрудник Огюст Маке, мы можем встретить де Лавальер, де Варда, де Гиша и многих, многих других. Сказать обо всех невозможно, и мы упомянем лишь некоторых, наиболее тесно связанных с действием романа. Генриетта-Анна Стюарт, дочь короля Карла I и Генриетты Французской, ставшая супругой Филиппа Орлеанского, брата Людовика, занимала видное место при дворе. Необыкновенная красота принцессы привлекала к ней сердца придворных, одним из которых в романе представлен храбрый и благородный граф де Гиш. Арман де Граммон, граф де Гиш (1638–1673, он скончался вскоре после смерти принцессы в 1670 году), славился при дворе Людовика XIV не только незаурядным полководческим талантом, но и бесчисленными галантными похождениями, давшими писателю прекрасный материал для изображения его приключений в романе.

Однако не только канва биографии многих героев была позаимствована Дюма из исторических или мемуарных сочинений. Главное — что писатель сумел с присущим ему даром проникновения и понимания духа эпохи воссоздать колорит времени, атмосферу той поры, и это щедро возмещает потери в фактической точности. Сегодня мы благодарим писателя, под чьим пером картина уже далекого прошлого ожила и увлекает нас прославлением таких человеческих качеств, как верность, мужество и благородство.

Содержание:
Александр Дюма. Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя (части 1—3), стр. 5-762
    Часть I
        I. Письмо, стр. 7
        II. Курьер, стр. 13
        III. Свидание, стр. 19
        IV. Отец и сын, стр. 24
        V. Где речь пойдет о Крополи, о Крополе и о великом непризнанном живописце, стр. 28
        VI. Незнакомец, стр. 33
        VII. Парри, стр. 37
        VIII. Каким был его величество Людовик Четырнадцатый в двадцать два года, стр. 42
        IX. Где незнакомец из «Гостиницы Медичи» открывает свое инкогнито, стр. 50
        X. Арифметика кардинала Мазарини, стр. 58
        XI. Политика кардинала Мазарини, стр. 64
        XII. Король и лейтенант, стр. 71
        XIII. Мария Манчини, стр. 74
        XIV. Король и лейтенант обнаруживают хорошую память, стр. 79
        XV. Изгнанник, стр. 86
        XVI. Remember!, стр. 90
        XVII. Ищут Арамиса, а находят только Базена, стр. 98
        XVIII. Д’Артаньян ищет Портоса, а находит только Мушкетона, стр. 104
        XIX. Что д’Артаньян собирался делать в Париже, стр. 110
        XX. В лавке «Золотой пестик» на Ломбардской улице составляется компания для эксплуатации идеи д’Артаньяна, стр. 114
        XXI. Д’Артаньян готовится путешествовать по делам торгового дома «Планше и K°», стр. 121
        XXII. Д’Артаньян путешествует по делам торгового дома «Планше и K°», стр. 127
        XXIII. Автор против воли принужден заняться немного историей, стр. 132
        XXIV. Сокровище, стр. 140
        XXV. Болото, стр. 146
        XXVI. Сердце и ум, стр. 152
        XXVII. На другой день, стр. 159
        XXVIII. Контрабанда, стр. 163
        XXIX. Д’Артаньян начинает бояться, что деньги его и Планше погибли без возврата, стр. 168
        XXX. Акции «Планше и K°» поднимаются, стр. 174
        XXXI. Облик Монка обрисовывается, стр. 173
        XXXII. Атос и д’Артаньян опять встречаются в гостинице «Олений рог», стр. 181
        XXXIII. Аудиенция, стр. 190
        XXXIV. Неудобства богатства, стр. 196
        XXXV. На канале, стр. 200
        XXXVI. Каким волшебством д’Артаньян извлек из соснового ящика коттедж, стр. 207
        XXXVII. Как д’Артаньян уладил с пассивом общества, прежде чем завести свой актив, стр. 213
        XXXVIII. Из коей явствует, что французский лавочник уже успел восстановить свою честь в семнадцатом веке, стр. 217
        XXXIX. Игра Мазарини, стр. 222
        XL. Государственное дело, стр. 225
        XLI. Рассказ, стр. 229
        XLII. Мазарини становится мотом, стр. 234
        XLIII. Гено, стр. 237
        XLIV. Кольбер, стр. 240
        XLV. Исповедь честного человека, стр. 243
        XLVI. Дарственная, стр. 247
        XLVII. Как Анна Австрийская дала Людовику Четырнадцатому один совет, а г-н Фуке — совсем иной, стр. 251
        XLVIII. Агония, стр. 257
    Часть II
        I. Первое появление Кольбера, стр. 267
        II. Первый день царствования Людовика Четырнадцатого, стр. 272
        III. Страсть, стр. 276
        IV. Урок д’Артаньяна, стр. 281
        V. Король, стр. 286
        VI. Поместье г-на Фуке, стр. 299
        VII. Аббат Фуке, стр. 307
        VIII. Вино Лафонтена, стр. 312
        IX. Галерея в Сен-Манде, стр. 315
        X. Эпикурейцы, стр. 318
        XI. Опоздал на четверть часа, стр. 321
        XII. План сражения, стр. 325
        XIII. Кабачок под вывеской «Нотр-Дам», стр. 328
        XIV. Да здравствует Кольбер!, стр. 334
        XV. О том, как брильянт д’Эмери попал в руки д’Артаньяна, стр. 338
        XVI. Какую существенную разницу нашел д’Артаньян между монсеньером суперинтендантом и г-ном интендантом, стр. 344
        XVII. Философия сердца и ума, стр. 350
        XVIII. Путешествие, стр. 352
        XIX. Д’Артаньян знакомится с поэтом, который сделался наборщиком, чтобы печатать свои стихи, стр. 355
        XX. Д’Артаньян продолжает собирать сведения, стр. 361
        XXI. Читатель, несомненно, удивится так же, как и д’Артаньян, встретив старого знакомого, стр. 366
        XXII. В которой смутные идеи д’Артаньяна начинают понемногу проясняться, стр. 370
        XXIII. Крестный ход в городе Ванне, стр. 376
        XXIV. Величие ваннского епископа, стр. 381
        XXV. Портос начинат жалеть, что привез д’Артаньяна, стр. 388
        XXVI. Д’Артаньян спешит, Портос храпит, а Арамис дает совет, стр. 397
        XXVII. Фуке действует, стр. 401
        XXVIII. Д’Артаньян получает патент на должность капитана, стр. 408
        XXIX. Влюбленный и дама его сердца, стр. 413
        XXX. Наконец появляется настоящая героиня этой повести, стр. 418
        XXXI. Маликорн и Маникан, стр. 424
        XXXII. Маникан и Маликорн, стр. 428
        XXXIII. Двор особняка Граммона, стр. 432
        XXXIV. Портрет принцессы, стр. 438
        XXXV. В Гавре, стр. 444
        XXXVI. В море, стр. 447
        XXXVII. Палатки, стр. 452
        XXXVIII. Ночь, стр. 460
        XXXIX. Из Гавра в Париж, стр. 463
        XL. Что думал шевалье де Лоррен о принцессе, стр. 470
        XLI. Сюрприз Оры де Монтале, стр. 477
        XLII. Согласие Атоса, стр. 484
        XLIII. Принц ревнует к герцогу Бекингэму, стр. 488
        XLIV. For ever!, стр. 495
        XLV. Его величество Людовик Четырнадцатый находит, что Луиза де Лавальер недостаточно богата и недостаточно красива для такого дворянина, как виконт де Бражелон, стр. 500
    Часть III
        I. Бесполезные усилия, стр. 509
        II. Безмо де Монлезен, стр. 521
        III. Игра у короля, стр. 527
        IV. Мелкие счеты г-на Безмо де Монлезена, стр. 534
        V. Завтрак у г-на де Безмо, стр. 543
        VI. Узник второй Бертодьеры, стр. 548
        VII. Две приятельницы, стр. 555
        VIII. Серебро г-жи де Бельер, стр. 561
        IX. Приданое, стр. 564
        X. Божья земля, стр. 570
        XI. Тройная любовь, стр. 575
        XII. Ревность г-на де Лоррена, стр. 579
        XIII. Принц ревнует к де Гишу, стр. 585
        XIV. Посредник, стр. 591
        XV. Советчики, стр. 597
        XVI. Фонтенбло, стр. 606
        XVII. Купанье, стр. 610
        XVIII. Охота за бабочками, стр. 612
        XIX. Что можно поймать, охотясь за бабочками, стр. 616
        XX. Балет «Времена года», стр. 622
        XXI. Нимфы парка Фонтенбло, стр. 627
        XXII. О чем говорилось под королевским дубом, стр. 633
        XXIII. Беспокойство короля, стр. 640
        XXIV. Тайна короля, стр. 643
        XXV. Ночные похождения, стр. 650
        XXVI. Ее высочество убеждается, что при желании можно услышать все, что говорится, стр. 657
        XXVII. Корреспонденция Арамиса, стр. 662
        XXVIII. Распорядительный приказчик, стр. 669
        XXIX. Фонтенбло в два часа утра, стр. 676
        XXX. Лабиринт, стр. 683
        XXXI. Как Маликорн был выселен из гостиницы «Красивый павлин», стр. 689
        XXXII. Что же в действительности произошло в харчевне «Красивый павлин», стр. 695
        XXXIII. Иезуит одиннадцатого года, стр. 705
        XXXIV. Государственная тайна, стр. 709
        XXXV. Поручение, стр. 719
        XXXVI. Счастлив, как принц, стр. 726
        XXXVII. Рассказ наяды и дриады, стр. 739
        XXXVIII. Окончание рассказа наяды и дриады, стр. 748
        XXXIX. Королевская психология, стр. 755
Комментарии, стр. 765

 

Скачать Александр Дюма. Том 3. Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя. Части 1, 2, 3 с Disk.yandex.ru

 

Тайна королевы Анны или мушкетеры 30 лет спустя (1993)

Серия 1

Серия 2

 

 Пятый мушкетер, или тайна железной маски (1979)

 

 Человек в железной маске. The man in the Iron mask (1976)